Приоритеты латвийской модели общества



Какой выбор сделает способный и активный человек: стать Генри Фордом или Биллом Гейтсом? Или заняться политикой? Развитие любого общества зависит от того, чем занимаются его самые способные представители. Это касается и Латвии. Но в нашей стране ситуация сложилась так, что существуют две этнические группы. И у каждой из них есть свои приоритеты.

Талантливые люди.

Распределение способностей в обществе всегда было неравномерным. Существуют люди, которые более способны, талантливы или активны, чем среднестатистический житель страны. У кого-то талант будет специфическим. Такие люди становятся известными хирургами, баскетболистами или оперными певцами. Чем-то другим они обычно заниматься не могут и добиваются успехов только в своей области.

Есть люди, чьи способности более универсальны и не ограничены какой-то одной сферой. Для того чтобы добиться максимальной отдачи от этих способностей человек выбирает карьеру, которая кажется ему наиболее перспективной в данный момент времени. В средние века талантливый индивидуум часто становился священником или военным. В Советском Союзе - партийным функционером, в Америке - предпринимателем. При разных обстоятельствах и разных государственных режимах один и тот же человек может стать секретарем обкома, удачливым бизнесменом, политиком или, предположим, коррумпированным чиновником.

Развитие общества зависит от того, чем предпочитают заниматься самые способные и активные его представители. Криминальный авторитет приносит обществу одни потери. Трудно найти какую-нибудь общечеловеческую пользу и в деятельности коррумпированного чиновника. Но удачливый бизнесмен полезен для общества. Он создает рабочие места, возможно, изобретает новые технологии или хотя бы платит налоги. Другими словами, он создает новое богатство. Криминальный авторитет и коррумпированный чиновник нового богатства не создают. Они только занимаются перераспределением того, что уже было кем-то создано. В экономике это называется поиском ренты. Люди вкладывают усилия, время и талант в непродуктивную для общества деятельность. И получают доход, несоизмеримый с реальной ценностью их усилий.

Общество несет потери. Во-первых, чиновники берут взятки, а преступники воруют, и это прямой убыток. Во-вторых, многие способные люди начинают заниматься непродуктивной деятельностью. Человеку невыгодно становиться Генри Фордом и изобретать конвейер. Ему выгоднее стать политиком или просто госуполномоченным на каком-нибудь крупном предприятии. И из-за этого общество не только несет прямые убытки, но и замедляется весь процесс развития.

Латвия.

Наверное, нет смысла говорить о том, что для многих способных людей в Латвии поиск ренты стал наиболее выгодной альтернативой. Это абсолютно естественный процесс, человек всегда думает сначала о своем благе и только потом об обществе. Можно предположить, что через какое-то время ситуация в Латвии изменится и все больше способных людей будут заниматься чем-то более продуктивным, нежели, например, чиновничья деятельность.

В Латвии есть одна характерная черта - в стране существуют две этнические группы. Одна из них считается титульной и, соответственно, доминирует в системе государственной администрации и бюрократии. Но если посмотреть на эту ситуацию с другой стороны, то в таком этническом разделении можно найти один положительный момент.

Если сказать, что латышская община имеет практически монополию на государственную службу, то это не будет существенным преувеличением. Есть Закон о языке, ограничения для неграждан и многие другие неформальные преграды. Можно также предположить, что способности и таланты распределены более-менее поровну как среди латышей, так и среди представителей русской общины. При этом самые способные русские (если они, конечно, этого желают) лишены возможности работать в структуре государственной бюрократии. Чаще всего им приходится работать в частном секторе или заниматься своим собственным бизнесом. Выходит, что среди чиновников меньше способных людей, чем было бы без этнических ограничений. При этом можно было сказать, что среднестатистический предприниматель все-таки приносит больше пользы латвийскому обществу, чем среднестатистический чиновник. По крайней мере, от предпринимателя нет особенного вреда. И, естественно, для латвийского общества выгоднее, когда непродуктивной деятельностью и поиском ренты занимается меньшее количество способных людей.

Если продолжить эту тему, то снятие формальных и неформальных этнических ограничений на госслужбу может даже принести некоторый вред. Не исключено, что часть способных русских тоже захочет стать чиновниками, депутатами и госуполномоченными.

Автор: Нил УШАКОВ, Республика

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha